30 ноября вторник
СЕЙЧАС +13°С

В Ростове после затяжной самоизоляции начали открываться салоны красоты. Вот история одного из них

Мы выяснили, что парикмахеры делали в пандемию и сколько стоит безопасность гостей и сотрудников

Поделиться

Салоны красоты и парикмахерские в Ростовской области начали открывать с 12 июня

Салоны красоты и парикмахерские в Ростовской области начали открывать с 12 июня

Поделиться

Немного боязно говорить об этом вслух, но, кажется, мы возвращаемся к нормальной жизни. Да, в масках и на расстоянии полутора метров друг от друга, но зато подстриженные и красивые — как раньше. С 12 июня губернатор Ростовской области Василий Голубев снял с региона большую часть ограничений. Теперь можно работать стоматологиям, химчисткам, прачечным, рекламным агентствам и салонам красоты. Очередей у парикмахерских не выстроилось, поскольку собираться в группы всё еще нельзя. Более того, по требованиям Роспотребнадзора в студиях красоты не должно быть людей в зонах ожидания — все гости только по записи, никакого кофе и «по-приятельски поболтать».

Студия красоты «Прованс» открылась 15 июня. Мы решили показать вам, как открываются салоны после самоизоляции и как работает бьюти-бизнес в режиме повышенной готовности, который, к слову, еще никто не отменил. Сегодня в тех салонах, которые полностью выполнили все санитарные требования, парикмахеры похожи на космонавтов, а в помещение нельзя войти без маски и измерения температуры.

В мае мы беседовали с владелицей «Прованса» Екатериной Кирюшичевой, и уже тогда было понятно, что открываться студии будет сложно, будто в первый раз. Но для Екатерины это, можно сказать, привычное дело. «Прованс» открывался трижды в разных локациях, кроме того, это не первый бизнес девушки. В этом материале мы расскажем историю создания студии красоты, разберемся, как дело выживало в пандемию, и каково это — возвращаться в работу после длительного застоя.

Екатерина Кирюшичева — парикмахер уже 12 лет, 5 из которых — владелица бизнеса 

Екатерина Кирюшичева — парикмахер уже 12 лет, 5 из которых — владелица бизнеса 

Поделиться

Увольнение, развод и бизнес


Катя парикмахер уже двенадцать лет, пять из которых владеет собственным бизнесом. Юбилей студии случился в пандемию, день рождения «Прованса» вся команда отмечала в самоизоляции.

— В 2015 году мы с подругой намечтали этот бизнес. До этого у меня был салон «Инь-Янь» в Батайске, я его продала и начала вкладываться в саморазвитие. После первой парикмахерской я работала технологом. Но когда мы решили открыть «Прованс», я ушла с работы, развелась и решила, что нужно сделать в жизни что-то новое, — рассказывает Катя.

Первый «Прованс» находился на улице Станиславского. В салоне было несколько услуг, но девушки работали вдвоем. Уже через год Катя осталась одна. По ее словам, их пути с подругой разошлись.

— Сначала я работала в том же помещении, но через 2,5 года я купила другое — маленькое, но свое, в Братском переулке. За полтора года я воплотила в нем все свои мечты, сделала его очень уютным, даже домашним. А когда успокоилась и поняла, что можно на этом остановиться, коллеги начали по очереди мне говорить: «Кать, ты знаешь, нам, кажется, мало места». Я просила их оставить меня в покое, но они всё же уговорили меня двигаться дальше, — говорит Катя.

В 2018 году девушка планировала открыть учебный центр для колористов и парикмахеров, но ничего не получилось. Через время Кате предложили переселить «Прованс» в новое помещение.

— Я очень много плакала и расстраивалась, когда у меня не получилось открыть школу, но в итоге всё к лучшему. Мне предложили очень приятные условия работы, и вот уже год мы находимся в большом просторном помещении на Серафимовича, — комментирует Катя.

О сложностях


Часто владельцами салонов становятся парикмахеры, у которых нет навыков управления. Катя говорит, что самое сложное — руководить командой, когда ты никогда этого не делал.

— Я не имела нужных навыков, когда стала руководителем, не могла даже понятно излагать свои мысли, а вести за собой команду — тем более. Мне приходилось кричать, что-то доказывать, и вообще раньше я всё делала на эмоциях. Прошло немало времени, прежде чем я перестала бояться и поняла, что нужно делать. Я часто вспоминаю одно из первых серьезных собраний. Тогда я решила переводить коллектив с ежедневного расчета на зарплату дважды в месяц, и мне нужно было им об этом сообщить. У меня тряслись коленки, было страшно, что меня не поддержат. К счастью, всё прошло хорошо, и хочу сказать, что с того момента я многому научилась, — рассказала Катя.

«В день перед самоизоляцией мы работали до полуночи»


Салоны красоты, фитнес-центры, кафе, рестораны, да и в принципе весь город закрылся в конце марта. Многие владельцы бизнеса почувствовали неладное еще в феврале, но на «Прованс» приближающаяся эпидемия повлияла слабо — запись была вялой, но стабильной.

— Я помню начало пандемии. С начала марта людей было меньше, чем обычно, но к середине месяца появилась тенденция «записать всех». У нас был настолько плотный график, что за день до самоизоляции мы работали до полуночи, — вспоминает Катя.

Катя думала, что через 10 дней самоизоляция закончится, поэтому всех, кто не успел прийти на стрижку или окрашивание, переносили на середину апреля.

— Когда всех отправили по домам, я взяла с собой рабочий телефон и решила позвонить всем нашим гостям и попросить у них обратную связь — о том, как мы работаем, о том, чего нам не хватает, что улучшить. Выявила много интересных деталей, заодно перенесла всех на даты после 12 апреля. Когда самоизоляцию продлили, я переносила запись снова. Сами гости тоже звонили мне и спрашивали: «Ну чё там?». Я ежедневно выслушивала неприятные слова, расстраивалась, но в итоге приняла ситуацию, — рассказывает Катя.

Когда самоизоляцию продлили в третий раз, Екатерина решила не назначать гостям конкретные даты визитов, а вести лист ожидания, на момент открытия в нем было больше ста человек.

— Люди звонили постоянно, просили по-тихому привести их в порядок, мы отказывали. Нередко, когда я выгуливала собаку на Пушкинской, встречала постоянных гостей: смотрю на них, и сердце кровью обливается — корни отросли, стрижка потеряла форму. Я отвечала на их приветствия и опускала глаза, — говорит Катя.

Коктейли из красок и прямые эфиры


Когда началась самоизоляция, бизнес отчасти перешел в онлайн. Кто-то осмеливался даже проводить косметологические процедуры в прямом эфире с риском для здоровья и жизни. «Прованс» пробовал разные варианты, в основном проводили прямые эфиры и доставляли коктейли для самостоятельного окрашивания волос и средств для ухода.

— Коктейль — это смесь красителей, определенный цвет, состоящий из 2–5 красок. Такими коктейлями наши гости могли бы красить волосы сами. Услугой воспользовались 20–30 человек. Но если у девушки темные корни и светлое полотно волос, то часто получалось так, что они темной краской пачкали то, что должно быть светлым. И я поняла, что польза не так велика, как вред, который это может принести волосам. В итоге мы начали делать коктейли только для однотонных волос и принимать заказы на средства ухода, — объясняет Катя.

Еще в «Провансе» можно было купить сертификаты. По словам Кати, многие гости покупали их со словами: «Мы просто хотим поддержать ваш бизнес».

Для возобновления работы нужно иметь пятидневный запас санитайзеров и средств защиты для гостей и сотрудников

Для возобновления работы нужно иметь пятидневный запас санитайзеров и средств защиты для гостей и сотрудников

Поделиться

Новая жизнь студии


Перед тем как снова открывать салоны красоты и парикмахерские, Роспотребнадзор выдвинул масштабный список требований безопасности — от специальной формы до установки новых приборов для очистки воздуха. Бизнес долго стоял закрытым, выручки не было, откуда брать деньги на закупки — неясно. По словам Кати, подготовка к открытию студии стоила около 50 тысяч рублей.

— Мы закупили бесконтактные термометры, пижамы, шапочки, перчатки, запас санитайзеров, маски для сотрудников и гостей. Но вообще всё это очень дорого — обслуживание закрытого салона стоило мне около 30 тысяч рублей в месяц, кроме того, я платила зарплаты сотрудникам, еще и закупки. По моим подсчетам, в ближайшие два месяца мы будем работать в ноль, — размышляет Катя.

На дверях студии красоты — правила безопасного «Прованса»

На дверях студии красоты — правила безопасного «Прованса»

Поделиться

В понедельник, 15 июня, мы были в гостях у студии красоты: на дверях — «Правила безопасного Прованса», внутри пахнет, как в больнице, на 130 квадратных метрах салона — три сотрудника, два гостя, администратор и владелица бизнеса. Парикмахеры похожи на врачей или космонавтов, потому что экипировка, в которой работают мастера, очень похожа на спецкостюмы из научно-фантастических фильмов. И все молчат — в масках разговаривать неудобно. Катя говорит, что посетители относятся с пониманием к ситуации и очень радуются, что успели попасть в первые строчки листа ожидания.

Еще Катя призналась, что за время самоизоляции у нее несколько раз возникало желание всё бросить и закрыть салон, но сейчас она стала относиться к происходящему как к игре, это помогает ей проще смотреть на вещи. Настрой у команды оптимистичный, девушки строят планы, делятся новыми идеями.

— Да, мой бизнес пострадал. Родители рассказывали нам о 90-х, а мы будем так же рассказывать о 2020-м нашим детям. Несмотря ни на что, в сентябре мы планируем выйти на новый уровень. Раз мы пережили коронавирус, теперь способны на всё, — добавила Катя.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.