4 августа вторник
СЕЙЧАС +27°С

Хоккей, картинг или тхэквондо?

Поделиться

Этот вопрос неизбежно встает перед родителями, которые считают, что сыну не помешает немного мужской закалки. В нашем городе культ хоккея, но останавливает цена экипировки и тот факт, что Глеб пока не слишком стоит на коньках. Подходящей школы тхэкводно не нашлось поблизости, а о картинге мы вообще не думали. Но потом меня позвали на «тест-драйв» этих мини-спорткаров, и сразу созрела идея: а не отдать ли сына в картинг?

Перед первым в жизни заездом

Перед первым в жизни заездом

«Глеб, ты какие-нибудь взрослые дела делать умеешь?» – спросил тренер Андрей Борисович Панченко.

Глеб помолчал. Я думал – стушуется. Он морщил-морщил лоб и наконец вспомнил.

«Вот когда мы ездим в деревню… Там грядки… Я поливать помогаю».

«Это хороший пример, – согласился тренер. – Так вот, то чем ты будешь сейчас заниматься, – это взрослое занятие. Поэтому ты должен очень хорошо осознавать все, что ты делаешь, потому что за рулем карта ты будешь отвечать и за свое здоровье, и за здоровье других. Понял?»

«Угу».

Несмотря на забавный внешний вид, карт является полноценным спортивным автомобилем, с которого начинают карьеру все пилоты кольцевых гонок. Малая масса и цепкие шины обеспечивают динамику, которая первое время превосходит ожидания. Скорость на карте ощущается гораздо острее, чем в автомобиле, и 60 км/час воспринимаются как 150. Занятия картингом позволяют «поставить» технику управления и научиться ездить не просто эффектно, но действительно быстро.

Из нас двоих я волнуюсь сильнее. Я вообще не уверен, сможет ли шестилетний Глеб дотянуться до педалей и вывернуть тяжеленный (в сравнении с автомобильным) руль карта. Как сомневаюсь, понравится ли ему.

Короткую вводную о расположении педалей и назначении руля Глеб выслушивает с присущей ему в таких случаях серьезностью, но я уже на грани того, чтобы пожалеть о затее, потому что хорошо помню, как неделю назад сам пытался справиться с норовистым картом.

Первый круг они проезжают вот так, и руление дается Глебу с трудом. На втором круге тренер спрыгивает с карта и благословляет: «Теперь сам. Если едешь быстро – отпускай газ. Понял?» Понял.

Я хочу возразить, но карт уже тарахтит к дальней части трассы. Скорости пока нет, а газом Глеб работает как веслами – гребок, инерция, гребок, инерция. Он старательно выписывает повороты. Так дети вырезают ножницами: хотят сделать круг – получается шестиугольник. И все-таки он едет.

«А ты говорил, не сможет, – смеется Панченко. – У меня и не такие ездили».

Минут через пятнадцать перерыв. Пока мы идем в комнату отдыха, я спрашиваю молчаливый шлем: «Ну как? Понравилось?»

«О-очень», – с чувством отвечает шлем.

Минут через десять Глеб снова нахлабучивает шлем, деловито садится в карт и снова отправляется на трассу.

В какой-то момент Панченко тормозит его: «Тяжело рулить?»

«Да».

«А хочешь – научу тебя, как сделать так, чтобы было легче?»

«Хочу».

«Видишь тот поворот? Он левый, да? А ты перед тем как заехать в него, поверни сначала направо, а потом налево, понял?»

«Понял».

Интересный, думаю, способ привить малышне первое понятие о гоночной траектории, только на её, детсадовском, языке.

Глеб, к моему удивлению, в самом деле начинает держаться правее на входе в поворот и проезжать его более полого. «Гляди, даже слушает», – резюмирует Панченко.

Я немного завидую. В детстве сам очень хотел заниматься картингом, и во Дворце пионеров даже была соответствующая секция. Но брали туда с девяти лет, и я терпеливо ждал этого возраста. Но ни в девять, ни в десять лет в картинг я не попал, потому что близились 90-е, все начало разваливаться. Я заходил в гости к картингистам, которые большую часть времени разбирали и собирали свои карты, изредка обкатывая их на тропе перед дворцом. Гонялись ли они на них, я даже не знаю.

Сейчас проще. В школе автоспорта две дюжины картов, они исправны и готовы к заездам. Пусть умение собрать машину своими руками тоже нужно для автогонщика, на первых порах очень важно, чтобы ребенок почувствовал вкус к этому занятию. И что может быть лучше, чем остаться один на один со скоростью?

Каждое занятие длится 1,5 часа, и большую часть времени картингисты проводят за рулем. Для карта также нужна экипировка, но мы на первое время обходимся хорошими горнолыжными перчатками и ветровкой: шлемы выдают в школе. Для более продвинутых картингистов есть специальные комбинезоны, поддержка спины и защита шеи.

На втором занятии спрос был выше. Глеб продолжал тарахтеть в своей манере, панически бросая газ еще на середине прямой, когда тренер разметил трассу конусами и заставил его тормозить так, чтобы карт оказывался точно между двух вешек. Это несложное на первый взгляд упражнение мгновенно взбодрило Глеба: разница в скорости стала видна невооруженным глазом.

«Видишь, он понял, что может тормозить, поэтому перестал бояться нажимать на газ», – резюмировал Андрей Панченко.

Алиса пока быстрее Глеба, зато у него есть мотивация расти

Алиса пока быстрее Глеба, зато у него есть мотивация расти

А дальше пошло-поехало: на третьем или четвертом занятии Глеба выпустили на трассу уже не одного, а в группе других гораздо более быстрых пилотов. Для картингиста вообще очень важно как можно быстрее развить чувство локтя и перестать бояться соперников. К слову, я не знаю другого спорта, где шестилетние занимаются бок о бок с тридцатилетними и при случае могут их огорчить своими результатами.

На дворе осень, и я боялся, что помехой станет погода: то дождь, то мокрый снег, то гололед. Оказалось, для картинга плохая погода только в плюс. В один из вечеров над картодромом повисла снежная мгла, которую свет прожекторов сделал еще более густой. Глеб гонялся в компании других гонщиков. На мою ремарку, мол, ничего же не видно, Андрей Борисович сказал:

«Так даже лучше. Пусть развивают другие чувства, кроме зрения».

Во время перерыва он внушал картингистам: у вас помимо глаз уши есть, и вы должны слушать машину. Слушать, как скрипят шины и как работает двигатель, – тогда вы сможете ездить вообще без света. Прямо школа джедаев.

В минувшие выходные ночью ударил мороз, и субботним утром добрая треть трассы оказалась подо льдом. Я спросил Андрея Борисовича, переобуты ли машины (к слову, для картов доступно множество разновидностей резины, включая шипованную). «Какой! – отозвался Панченко. – Пусть ездят на летней, пока карт может тронуться».

На сликах да по льду? Да! Идеальный способ развить первоклассное чувство машины, тем более скорости вовсе не упали до нуля. Другое дело, что гонщики, которые еще вчера уверенно носились по асфальту, стали вдруг разворачиваться задом наперед в одном и том же повороте, словно только вчера сели за руль. Другие же, с обостренным чувством автомобиля, наоборот, получили преимущество и использовали скольжение себе во благо. Глеб с его крайне осторожной манерой езды в иных поворотах умудрялся отъезжать от взрослых дядек, которые были заведомо быстрее, но чаще ошибались.

У меня нет амбиций сделать из Глеба чемпиона, но если ему будет нравиться – пусть ходит. Картинг развивает не только зрительно-моторную координацию и физическую силу, но и мозги. Как любит говорить Панченко: «Автоспорт – это вам не шахматы. Тут думать надо».

Главный тренер «Школы автоспорта» Андрей Борисович Панченко – двукратный чемпион России по ралли, много лет занимается тренерской деятельностью. Раньше он «натаскивал» кроссовиков и раллистов, а теперь переключился на картинг. Здесь он обучает как детей в возрасте от пяти лет, так и взрослых, имеющих опыт выступления в серьезных гонках. 

P. S. 18 октября в «Школе автоспорта» прошли соревнования. Ниже – видео одного из заездов победителя в общем зачете Максима Ахтямова. Но даже камера на шлеме не передает всей полноты ощущений от управления этими небольшими спорткарами. 

 

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!