25 января вторник
СЕЙЧАС -3°С

Путь мусора

Пакет извлекают из мусорного ведра и выбрасывают в контейнер. Что дальше? Путь мусора в мусоровозе, который вел гендиректор «Чистого города», проследил редактор 161auto.ru. Есть тысяча способов встретить рассвет, и у каждого – свое обоснование...

Поделиться

2-z13-d7377b5c-dba6-4094-bca0-6d597ca32da9.jpg

Пакет извлекают из мусорного ведра и выбрасывают в контейнер. Что дальше? Путь мусора в мусоровозе, который вел гендиректор «Чистого города», проследил редактор 161auto.ru.

Есть тысяча способов встретить рассвет, и у каждого – свое обоснование. История этого способа началась несколько лет назад. В вечерних сумерках на Большой Садовой трудно было поверить собственными глазам, когда на дороге возник он – огромный MAN, раскрашенный под клумбу, да еще и с божьей коровкой на боку; грузовик «проглотил» пару контейнеров мусора и удалился. Ощущение осталось: впервые мусоровоз вызвал не отвращение, а улыбку. Осознание еще одной детали пришло позже: за «бронзовкой» не тянулся шлейф приличествующего мусоровозу амбре. Новое удивление не заставило долго ждать, когда уже другой «зеленый» лихо – гонщик позавидовал бы – притормозил у мусорного бака на пересечении узеньких улочек Нахичевани. Морально «добили» мусорщики. Выгружать контейнер вышли двое молодых людей из тех, кого принято называть «ботанами»: в интеллигентских очках, аккуратно одетые... Никак не соответствующие общепринятому инфернальному облику матерящегося индивида с беломориной и перегаром.

Поэтому, когда в редакции раздался звонок с предложением прокатиться на таком вот чуде, «да» вырвалось ранее, чем на другом конце провода выложили главный козырь. Мусор будет собирать лично генеральный директор ОАО «Чистый город» Сергей Пухкалов. Выезд назначен на 6:30 утра.

«Шеф трезвый!»

В назначенное время глава «Чистого города» – в ярко-оранжевой с белыми светоотражающими полосами спецовке – уже на территории предприятия. Мусоровозы – теперь с зелеными травяными «сердцами» на бортах – в шаговой доступности, однако мы... поворачиваем в здание. Сергей Пухкалов сразу поясняет: все происходит строго по установленным правилам. Накануне он сам на себя подписал приказ о выделении автомобиля. Теперь – предрейсовый медосмотр. Первым делом – давление: оно в норме. Далее – волнительный момент: в руках улыбчивого доктора появляется алкотестер...

s1.jpg

«Шеф трезвый!» – торжественно произносит высокий мужчина, когда на экране прибора отображается результат.

«Серафимыч, а как по-другому?» – переспрашивает теперь уже допущенный к рейсу шеф.

Остались последние формальности: получить путевой лист и маршрут. Пока гендиректор решает «бумажные вопросы», выспрашиваю у Серафимыча, как по-другому.

«С рейса снимаем. Проблему пьянства мы победили», – отрезает собеседник.

В неделю все же фиксируется несколько «сходов с дистанции». Однако в основном проблемы – общее самочувствие либо давление. Несколько лет назад в «Чистом городе» произошла трагедия: водитель умер прямо на рейсе. Скакнуло давление, не выдержало сердце. С тех пор всех сотрудников передали в ежовые рукавицы медиков-«контрактников». За шоколадку, по дружбе и так далее никто здесь нормальное давление не напишет и показания алкотестера не обнулит. Врач сказал – домой, значит, домой.

Сам себе Volvo

Наконец, к выезду все готово. Сегодня в нашем распоряжении мусоровоз марки Volvo: вымыт, заправлен, техниками осмотрен, как и все остальные.

s2.jpg

«Свои мусоровозы я узнаю издалека – и дело не в раскраске, они просто чистые», – гордо произносит Сергей Пухкалов.

Дверь с пассажирской стороны открывается, и... на уровне своих глаз я вижу сидение.«Вы случаем персонал не по росту набираете?» – скорее, риторически вопрошаю я, взбираясь по ступенькам.

«Ну, что Вы, нет, конечно!» – добродушно говорят сверху.

Правда, достается не только мне. Пока отсутствует напарник, Сергей Пухкалов осматривает свое сегодняшнее рабочее место.

«Так... «Механику» мне дали... Мол, шеф, тренируйся», – констатирует он задумчиво: в парке «Чистого города» есть и машины с автоматической коробкой передач. Проблем с управлением все же не возникает. Мусоровоз плавно трогается с места – ощущение, что мы даже не плывем по дороге – парим над ней.

О том, что едешь в мусоровозе, вспоминается не сразу: в салоне нет посторонних запахов, полная чистота и порядок. Над приборной панелью – электронный «мозг» машины – Faun-контроль. На экране отображается ряд параметров мусоровоза, контролируется степень загрузки. О мусоровозах и их «начинке» Сергей Пухкалов может рассказывать едва ли не часами.

s3.jpg

«Программу начали с 2008 года с покупки двух экспериментальных MAN в лизинг. Очередь на машины составляла минимум полгода с момента оплаты. Но там был грузовик года, евро-4, машины в очень хорошей комплектации пришли. Мы вы итоге приобрели еще восемь машин, это было уже в рамках городской программы. С производителями шасси сложились очень хорошие взаимоотношения. Если возникают какие-то недочеты, проблемы выявляются, они все, получив от нас информацию, исправляют, – констатирует гендиректор «Чистого города». – Сегодня уже 28 самых современных импортных автомобилей – Man, Volvo, Ford. Недавно появились 16-кубовые мусоровозы для работы в частном секторе, они меньше и более маневренные».

«Но иномарки – это же и другой уровень расходов, стоимость комплектующих, обслуживания?»

«С этой техникой гораздо дешевле работать, – развеивает миф Сергей Пухкалов. – Если брать российские аналоги по оборудованию – нет ни одного российского производителя сегодня, который бы дотягивал. Причем они не дотягивают с коэффициентом два. А вообще – мы едем на машине, которая формально является российской. Шасси произведено в Калуге, а окончательная сборка – в Ростове. В графе изготовитель стоит «Чистый город». Мы на сегодня уже 12 машин собрали. Жизнь заставила. Потому что в конце 2008 года был кризис, и таможня наша в один прекрасный момент подняла стоимость растаможки с 15% до 25».

Механизм выглядит так: в Ростов приходит отдельно шасси, отдельно – «конструктор» непосредственно рабочей части. Воедино их собирают на территории предприятия. Все элементы комплектации подбираются индивидуально, с полным учетом потребностей.

«В кабине помещается водитель и два пассажира. Это наша «фишка»: в заводской комплектации есть место только для одного напарника. Однако мы посмотрели и поняли, что нужны двое, одному тяжело. Для нас сделали двухместное правое сидение. Цвет – отдельная тема. По дизайну у нас работал специально психолог. Что касается Volvo, у них базовый цвет – белый, мы за «свой» доплачиваем, но идем на это».

Работа над машинами закончилась тем, что Volvo... купил себе один мусоровоз ростовской сборки. А «фирменный» ростовский цвет предлагают другим клиентам: хотите, покрасим под «Чистый город».

Главный по контейнерам

«С этим объемом работ, который ребята выполняют ежедневно, все-таки сажать в такую развалюху, от которой будут отлетать гайки на ходу – это варварство. Поэтому максимально старались сделать все, чтобы им облегчить жизнь и условия труда: и кондиционеры есть, и музыку, по крайней мере, по пути назад можно послушать, расслабиться хоть как-то», – останавливаясь у первого нашего контейнера, подводит промежуточный итог Сергей Пухкалов.

s4.jpg

Наша «вотчина» – на улице Портовой. Солидный участок частного сектора. В общей сложности здесь нужно забрать мусор из 45 контейнеров. Мусоровоз останавливается, когда корпус уже проехал площадку. Водитель и помощник выходят из салона, подвозят контейнер к машине, ставят на платформу. Мгновение – и мусор «проглатывается». Пустой контейнер возвращается на площадку. Можно ехать дальше.

На третьем контейнере мне, поглядывая на часы, милостиво разрешили остаться в салоне: даже вход-выход требует сноровки, которой у новичка нет.

«Вот и к вопросу, кого на работу берем. 45 контейнеров, 45 остановок, три ступеньки – вверх-вниз», – произносит, выходя на очередную выгрузку, не успевший отдышаться после предыдущей Сергей Пухкалов.

s5.jpg

Новая остановка оказывается «холостой»: контейнер пуст. Пустых и полупустых – достаточное количество. Предвосхищая мой вопрос, «шеф» поясняет: изначально стояли контейнеры поменьше. Однако их пришлось заменить.

«Просто поворовали! Оказалось, что 240-кубовые контейнеры идеально подходят для домашних хозработ. Рыбу в них удобно солить, – смеются и водитель, и ассистент. – А большие сначала жгли. Они же пластиковые, евро, горят, как спички. Я сначала вообще рыдал и сомневался, стоит ли дальше работать. Каждый же стоит около 234 евро!»

«Но сейчас уже привыкли к ним, конечно. Жгут, но меньше», – поясняет напарник Славик.

Утренний вывоз мусора на Портовой завершается. Volvo уезжает, оставляя «негабарит»: ветки и крупный мусор, лежащий рядом с контейнерами. Техника все же иностранная, дорогая, требующая строгого соблюдения параметров: не рассчитано на ветки – нечего их класть. За оставшимся мусором вскоре приедет более привычная к нему машина.

s6.jpg

Несмотря на неспособность «глотать» обрезанные ветки и прочий негабарит, сегодня заморские мусоровозы убирают большую часть городского мусора. При условии, что «иностранцы» составляют около трети парка мусоровозов «Чистого города». За день в два рейса наш Volvo убирает от 290 контейнеров – около 12 тонн. Для сравнения: ЗИЛ вывозит полторы-две тонны.

«Зависит от того, какой сезон и какое место уборки. Листва очень легкая, например, контейнер полный получается, а собрать их можно и 350», – рассказывает Славик.

«Когда мы только купили машины, за первый день с горем пополам запихали 60 или 70 контейнеров, я был в шоке, – вспоминает Сергей Пухкалов. – До этого мы рассчитывали на сегодняшние цифры – 350 контейнеров за смену. Конечно, потом поняли, что оборудование новое, тугое, помимо того, мы тогда не приловчились так работать».

Последнее пристанище

Машина условно заполнена, и наш Volvo берет курс на «крайний» Западный, на полигон. Уникальное сооружение, по пути рассказывает Сергей Пухкалов.

s7.jpg

«Это не просто свалка, полигон сегодня – предприятие с достаточно современными технологиями. Основание – глины, это естественный водозатвор. Тело полигона – многослойно укатанная конструкция. Слой отходов трамбуют спецтехникой, затем снова идет слой глины. В процессе разложения выделяется большое количество тепла, поэтому любой полигон – это источник повышенной опасности, и меры безопасности здесь особые принимаются. Если пожар возникает – слава Богу, у нас такого не было – но водой в этом случае тушить бесполезно. Точно так же нужно убрать доступ кислорода, положить слой глины и укатывать, укатывать, укатывать... Собственно, мы приехали. Здесь пункт пропуска, никого нет лишнего, просто так сюда не попадешь. Строго отслеживается, как машина въехала, выехала, фиксируется госномер», – мы останавливаемся на пункте пропуска и ждем, когда загорится... красный: въезжать можно после этого.

s8.jpg

На въезде водитель прикладывает к считывающему устройству «пятачок» привычного офисного вида. Автомобиль взвешивается и проезжает на полигон. Пейзаж очень урбанистический: такое чувство, что сцены ядерного и постиндустриального будущего из голливудских боевиков снимались именно здесь. Специальные диспетчеры показывают, где нам выгружаться: формируется слой мусора, который далее будет утрамбован, а не стихийная свалка. Несколько минут – и можно выезжать. Путь назад – снова через весы. Все информация поступает в электронную базу, которая доступна и для налоговой, и для экологов. На пункте пропуска – грозное предупреждение о том, что выезд возможен только после пожелания счастливого пути. Заветные слова произносятся строгим мужским голосом.

Только бизнес

В Ростове-на-Дону – около восьми утра, начинается час пик. За руль мусоровоза пересаживается его «хозяин», все это время ассистировавший начальнику. Мы возвращаемся на «базу» на пикапе. На обратном пути с западного успеваем постоять во всех пробках: подступы к «Фортуне», бесконечно длинная «змея» на Змиевской балке...

s9.jpg

«Мы сняли нагрузку на дороги в час пик, убрали с них 150 рейсов. Мусор в течение дня передерживается на станции перегруза непосредственно на территории «Чистого города». Это было революционное решение по логистике», – продолжает «генеральный».

Станция перегруза – это несколько контейнеров зеленого цвета под зеленым же шатром. Сюда убранный мусор свозится в течение дня: он прессуется и хранится в «Чистом городе», пока улицы не разгрузятся. По соседству – тот самый цех «отверточной сборки». К выходу на улицы Ростова сейчас готовят настоящий мусорный большегруз с мощным прессом: сюда при желании можно вместить и легковушку, рассказывает Сергей Пухкалов.

s10.jpg

Мусоровозы – не только во дворе, но и в конференц-зале – для точных копий машин, которые работают на ростовских улицах, выделена целая полка. Собеседник снимает оранжевую куртку с фирменной символикой: тема разговора смещается в управленческую сферу. Всего за несколько лет из нескольких убыточных предприятий, топ-менеджмент которых решал, покупать ли колесо для КАМАЗа либо подождать до лучших времен, сложилась экономически эффективная структура, а из разрозненного коллектива, большая часть которого на лето уходила работать по стройкам, образовалась команда. В 2010 году «Чистый город» на мусоре заработал прибыль в 45 миллионов.

«Сюда несколько лет назад после семи вечера даже милиционеры боялись заходить, такая была обстановка. Я считаю, что сейчас созданы все условия для работы. И одежда закупается, и обувь, и отдохнуть есть где. То есть никто не может сказать, что администрация в чем-то не дорабатывает», – рассуждает Пухкалов.

На кадровом вопросе к беседе подключается сменивший оранжевую спецовку на деловой костюм утренний Серафимыч – заместитель генерального Владимир Шаталов.

«За три с половиной года у нас ни один сотрудник по вине администрации предприятия не увольнялся. Только семейные причины или смена места работы. Вопрос пьянства снят: зарплата состоит из оклада и переменной части, то есть отправили домой – значит, деньги зря на работу прокатал, ничего за день не заработал. Вывод делается быстро: работать или гулять. Воспитываем бережное отношение к технике. За безаварийную езду и аккуратную эксплуатацию премируем», – рассказывает заместитель генерального.

«Но, безусловно, работа очень тяжелая. Никакой романтики, и физически тяжело, и психологически, бывает, люди не выдерживают», – признает Сергей Пухкалов.

«Чего не выдерживают?»

«Утром приезжаешь – убираешь. А вечером возвращаешься – и там, где ты убрал, снова ужас, что творится... Отношения не выдерживают».

Фото: Фото автора

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter